Au, в котором юнги

Au, в котором юнги

au, в котором Юнги спокойно живет и снимает квартиру, но в один “прекрасный” день хозяйка решает найти еще одного квартиранта. С этого дня парень забывает слово покой, ибо поселившийся сосед – совершенно несносный подросток, с которым теперь Мину придется уживаться.

[4/?]

Юнги снова не может уснуть.

Прошла неделя с того момента, как квартира Юнги потеряла былую тишину и покой. Этот семнадцатилетний ребенок (возраст выяснился тогда, когда тот начал рассказывать о себе) выводит его уже ровно неделю. Семь чертовых дней Юнги не знает куда себя деть, кроме как пропадать на работе или в студии, что он и делает.
Он работает каждый день, стараясь задерживаться подольше (чем удивляет всех в компании), а на выходных засиживается в студии, отдавая всего себя музыке. Вот только это невозможно. У него ничего не получается, потому что все мысли заняты тем, что теперь его жизнь превратилась в ад.

Что же такого делает Чонгук? Просыпаясь каждый день ровно в шесть утра, он отправляется готовить завтрак, а после нарушает и так короткий сон Юнги, который настиг его всего пару часов назад. В первые дни старший пытался не обращать внимания и спать дальше, хотя бы до своего злосчастного будильника, но это ему не удавалось, так как младший будил его слишком активно, практически вынуждая Юнги заехать ему по улицу, но даже если после он отставал, уходя обратно на кухню, там этот проныра начинал петь что-то и, что не делай, уснуть было уже нереально, потому что звукоизоляции в комнатах не было от слова совсем.
Каждый вечер Чонгук встречал его, чуть ли не поджидая возле двери, и сразу же принимался помогать, к примеру, закрыть дверь на замок, повесить куртку на вешалку, забрать пакет с продуктами… А после он начинал рассказывать о том, как прошел его день и что с ним произошло. Юнги поначалу отпирался, говоря что-то вроде Заткнись, мне неинтересно, Я плевать хотел на то, что с тобой произошло или Если ты думаешь, что я стану слушать тебя, то ты ошибаешься. Лучше иди и поговори со стеной, но теперь лишь отмалчивается. Отмалчивается до тех пор, пока не скроется в ванной или своей комнате.
Ужин, кстати, готовит сам Чонгук. Уже на второй день он гордо заявил Юнги, что берет на себя эту ответственность, так как, в отличие от трудяги Мина, у него есть много свободного времени после школы. Старший совершенно никак не воспринял эту новость. Ему всегда было все равно на то, что у него в холодильнике или то, что нужно что-то готовить. До этого, порой выматываясь, он сразу же заваливался спать, стоило оказаться дома, не находя сил на потребление пищи, либо же готовил что-то на быструю руку, что даже готовкой назвать было сложно, поэтому для него эти изменения не стали чем-то грандиозным. Однако, сейчас это бесит его до невозможности, потому что Чонгук каждый вечер приносит к нему в комнату тарелку с едой, зная, что тот не будет есть при нем или есть вообще, а если старший начинает отпираться, просто выходит из его комнаты, ярко улыбнувшись, со словами Я просто хочу, чтобы ты хорошо питался, хён.
Кстати, об обращении. Юнги с самого первого дня (а точнее вечера) поставил его на место с этим оскорбительным по его мнению хённимом, переступив через себя и заменив на простое хён. Когда старший наказал тому называть его хёном, младший выглядел словно счастливый ребенок, которому подарили целую пачку конфет, если не две. Юнги на это лишь закатил глаза и скрылся в комнате.

Вот так и прошла эта неделя. Самая ужасная неделя в жизни Юнги. Как он будет выживать дальше, он не знает. Намджун и Хосок говорят ему расслабиться и быть благодарным за такого соседа, но Мин посылает их на все четыре стороны. Ему не нужна ничья забота и благодарным он быть не обязан, тем более, за этого мальчишку.

Потерев глаза руками и тяжело вздохнув, Юнги поднимается с кровати. Проблемы со сном у него были и раньше, но теперь же это происходит практически каждую ночь. Голова забита всякими ненужными мыслями, нервы почти на пределе, а сам Мин будто и не живет – существует. Появление соседа определенно очень сильно сказалось на нем и, к сожалению, в этом нет ничего хорошего.
Юнги бросает взгляд в сторону электронных часов, стоящих на столе; те показывают 2:26. Не зная, что делать, парень отправляется на кухню.
До кухни он добирается благополучно. Включив свет, Юнги на секунду замирает, наслаждаясь такой редкой и желанной тишиной. Никакого пения, никаких режущих уши хён, никаких шагов и чужого голоса… Просто тишина, охватившая теперь такую шумную квартиру.
Юнги позволяет себе слегка улыбнуться. Он открывает шкаф, где стоит вся чистая посуда, и достает оттуда стакан, подходя к графину с водой, что стоит на подоконнике. Парень расслабленно наливает воду в стакан и подносит к губам. Он прикрывает глаза и делает первый глоток, как вдруг…

– Эй, Юнги-хён!

Юнги от неожиданности давится водой и долго откашливается. Он ведь даже шагов не слышал! Была полнейшая тишина, как это вообще возможно?!
Старший, наконец откашлявшись, ставит стакан на подоконник и поворачивается к Чонгуку, зло смотрит на него. Тот виновато улыбается и опускает глаза.

– Какого черта ты тут делаешь в полтретьего ночи?!

– Я… я просто проснулся, ну, по нужде… А после увидел свет на кухне, и…

– Боже, почему ты даже сейчас не даешь мне побыть одному?! – Юнги гневается еще больше, прожигая взглядом макушку шатена.

– Прости, хён… – младший говорит тихо, комкая в руках край домашней футболки. – А ты… что ты тут делаешь в такое время?…

Юнги нервно усмехается. Правда, что он тут делает?

– Я водички пришел попить, представляешь? – наигранно высоким голосом говорит старший, но после возвращает свой хмурый вид и еще более низкий голос, чуть ли не рычит. – Я, черт возьми, не могу уснуть!

Младший мнется, но все же поднимает глаза. Он осторожно подходит к Юнги и, кажется, хочет взять его за руку, но тот не позволяет ему, убирая руку и отпрянывая в другую сторону, к двери. Взгляд Чонгука будто становится печальнее, но он быстро опускает глаза, встав там, где стоял только что старший.

– На самом деле… Мне приснился кошмар и теперь я тоже не знаю, как уснуть…

– Ты что, ребенок что ли пятилетний? – вскидывает бровь старший и усмехается, складывая руки на груди, подпирая плечом косяк двери. – Какие кошмары? Школа что ли? Оу, ну да, страшно, ничего не скажешь, как ты живешь-то вообще с такими ужасами? Учебники, тетради… Наверное, они нападают на тебя во сне, да?

Юнги видит, как тот поджимает губы, но через пару мгновений поднимает голову и натянуто, через чур фальшиво, улыбается.

– Да, ты прав. Я не маленький, чтобы мне снились какие-то кошмары, это глупо. Спокойной ночи, хён, спи крепко, тебе на работу совсем скоро.

Старший неожиданно теряется, когда тот, улыбнувшись последний раз, быстрым шагом доходит до двери, проносится мимо него и покидает кухню. Хоть Юнги и знает его всего неделю, такое поведение очень уж странное для этого малого. Уж очень резко он закончил разговор и ушел…
Юнги решает не забивать этим голову, но через некоторые время он будто слышит всхлипы. Он приходит к выводу, что это все – лишь игра его уставшего мозга, и вскоре отправляется в свою комнату, вновь возобновляя попытки уснуть.

Этой ночью Юнги не может уснуть из-за плача за стеной, что оказался слишком уж реалистичным и душераздирающим.

adm. Хён

[

One thought on “Au, в котором юнги

  1. заехать ему по лицу*
    Извините, я заметил только сейчас .-.

    adm. Хён

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *