– родина гордится вами

– родина гордится вами

А.Розенбаум – “Чёрный тульпан”
продолжительность = 0.42 мин.


– Родина гордится вами. Родина благодарит вас. Родина рассчитывает на вас. – хорошо поставленным голосом вещал диктор с экрана телевизора.

Пятнадцатое февраля восемьдесят девятого года. Девять часов вечера.

Мужчина прикурил “Приму” и сделал звук погромче. Кот Барсик тут же подбежал и, запрыгнув на колени, громко заурчал, блаженно щурясь от табачного дыма, подставляя морду в выдыхаемую мужчиной струю.

Женщина с маленькой плачущей девочкой на руках села рядом на стул. Голубые глазёнки, наполненные слезами, тут же упёрлись в экран телевизора. Плач оборвался на вдохе. Взгляд внимательно следил за происходящим, запоминая лица, детали.

Мост. Колонна БТРов. Солдаты сидящие на броне. Флаги Советского союза и частей дивизий. Последнее задание, боевая колонна выходит на границу. Отмашка белым и красным флагами.
Зарычали моторы бронетранспортеров, загудели клаксоны, загалдели солдаты, уставшие за эти долгие 9 лет бессмысленной, как позже скажут, войны.

Генерал-лейтенант Громов, спрыгнув с брони к военным репортёру:
– Я хочу сказать, что за мной ни одного советского солдата, офицера, прапорщика – нет. На этом девятилетнее пребывание завершилось. Я хочу ещё сказать о том, что нашим солдатам, которые прошли эти девять лет… Ну надо памятники ставить, наверное так.

Картинка меняется и вот Громова обнимает выросший за эти годы сын, ставший одного роста с отцом. Вот женщина, мать чьего то солдата, благодарит и дарит цветы.

Следом официальное заявление: – Товарищ генерал армии. Соединение части ограниченного контингента советских войск, завершив выполнение задачи по оказанию интернациональной помощи Республики Афганистан, выведены на территорию Советского Союза в полном составе. Командующий армией генерал-лейтенант Громов.

Девочка удивлённо посмотрела на всхлипывающую мать, перевела взгляд на отца и увидела – в его глазах блестели слезы. Она была слишком мала, чтобы понять, о чем говорили с экрана. Но она запомнила лица, детали.

Прошли годы. Девочка подросла. Чёрно-белый телевизор сменился на цветной.

По вечерам уставший отец все так же смотрел программу “Время”. Вонючая “Прима” сменила на “Яву”. Да только Барсик больше не запрыгивал на колени и не пускал слюни от восторга.

В вечерних выпусках теперь говорили о войне в Чечне. О потерях, об уничтоженных террористах, о расстрелянных наших колоннах. Отец хмурился. Мама молчала.
Ночью девочке снились сны. Про войну. Не те кадры, что показывали по телевизору, не те кадры о которых разговаривали взрослые собираясь за столом в выходные. Она никому не рассказывала об этих снах. Боялась что не поверят. Каждый раз просыпаясь утром знала: “я должна помочь”.
Она горела от возмущения, когда слышала от взрослых: “Да они на голову больные оттуда возвращаются”. Ей хотелось кричать: “Откуда вы знаете какого им было там? Вас там не было, вы не имеете права их судить”. Но воспитание заставляло молчать. Да и откуда она сама могла знать, маленькая девочка. Знала лишь – должна помочь. Но как? Девочек не берут на войну. Ответ нашелся позже. Надо поступить в медицинское…

Страна развалилась, перестроилась. Прошло почти двадцать лет нового тысячелетия. Вечерами на кухне сидит взрослая женщина, мать двоих сыновей, и, затянувшись “Marlboro”, смотрит по первому каналу “Время”. А ночью…

Проснувшись от сна, повторяющегося на протяжении всей жизни, открывает страницу в социальной сети и пишет на стене:

– Я не росла в семье военных, первое моё общение со служащими состоялось уже в 17 лет. Но с детства у меня особое отношение к тем, кто прошел Интернациональные, как сейчас говорят, войны.

С детства я пытаюсь понять: за что?.
За что погибали 18-19 летние мальчишки, которых бросали в “мясорубки”. Они выполняли свой долг. Есть такая профессия: Родину защищать.

Понимаете? Они защищали нас. После всех терактов, что были в нашей стране, лично мне становится страшно, стоит подумать, что было бы, если бы наши мальчики не пошли в Афганистан и Чечню. Взрывов и терактов было бы намного больше. И погибших мирных жителей тоже.

За что?. Этот вопрос меня мучает много лет. За что погибали 18-19 мальчишки, за что они получили такое отношение по возвращению? Почему мы не принимаем во внимание то, что они сделали для нашей страны? Почему до сих пор стоит только упомянуть, что человек прошел Афган, Чечню, и слышишь в ответ Да ты что, беги от него, у них крыша протекает. Мне всегда хочется ответить: “Крыша протекла не у них, а у Вас, раз вы даже не пытаетесь понять “.

Пьют? Да. Пьют. Потому что не забыть. Потому что ночью снится, потому что по улицам ходят звери и ведут себя как цари. Потому что эти войны в большинстве своем сломали людям судьбу. Они возвращались никому не нужные.

Они отработали и государству больше не нужны.

Вернувшиеся испытывают чувство вины из-за того, что они вернулись живыми, перед теми кто приехал в цинке. Как с этим жить?

Государство делает вид что всего этого не было, мы с вами забыли.
Но это уже лирика.

Мы должны их помнить и благодарить, так же как и Ветеранов ВОВ.
Нельзя сравнивать эти войны, нельзя пытаться выяснять кто для кого больше сделал.
Бесспорно наши деды совершили подвиг и мы обязаны им жизнью. НО. Мы так же должны помнить и тех, кто воевал позже.

В течение года нет-нет, да и вылезет пост Надо помнить про Ветеранов не только 9 мая. А я хочу сказать, что надо помнить не только их, может это и кощунственно звучит.

Спасибо вам пацаны!!!

А. Гринь
25 мая 2019

5 thoughts on “– родина гордится вами

  1. Без войны не живет ни одно поколение! Это я знаю не понаслышке!

    1000 раз согласна, что помнить надо всегда!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *